Сохранить Хитровку можете лично Вы! Нам нужна Ваша помощь!

Отправьте смс на номер 7715 кодовое слово Хитровка с любой суммой пожертвования.
Подробности здесь: http://sms7715.ru/

КАЛУСТОВА СУСАННА ГРИГОРЬЕВНА

Во всех краеведческих книгах написано: Генерал майор Николай Захарович Хитрово купил погорелый участок № 53 у «малолетних некой Сусанны Калустовой».

Сусанна Калустова появляется и в документах купли-продажи Дома Остермана — именно ей продал его шевалье Франсуа Жозеф д’Изарн Вилльфор.

Долгие поиски привели на армянское Ваганьковское кладбище и в другие архивы: и Сусанна вовсе не «некая», и дети не «малолетние».

Сусанна Григорьевна Калустова (17.11.1770 — 08.03.1818) — одна из дочерей жульфинского армянина Григория Сафразова. Похоронена на Ваганьковском армянском кладбище на участке Лазаревых.

Супруг — Авет Калустович Калустов, дворянин (с 1813 года, ранее — купец), поселился в Москве в 1747 году с братом Макаром.

Объявление к № 79 Московских Ведомостей 1832 года:

От Московского губернского правления объявляется, что в присутствии оного в октябре месяце сего 1832 года, будет произведена публичная продажа, в первый день по третьим срокам, а во второй, то есть через 24 часа, в случае явки желающих покупщиков, исключая табельные дни, после коих в первое присутствие дана будет переторжка описанным за казенное взыскание и партикулярные долги следующим недвижимым имениям:
Октября 5-го числа. 

Умершего коммерции советника Калустова двухэтажный дом, низ каменный, а верх деревянный, с флигелями, принадлежностью и землей, Яузской Части 3-го квартала; доходу получается без условий в год 1800 рублей; оценка 20000 рублей. 

Дети:

Предположительно один из детей оказался в Петербурге, где и был похоронен на Смоленском армянском кладбище на участке Лазаревых: «Калустов Григорий Аветович, титулярный советник и кавалер, бывший церковный староста, † 25 июня 1867 года, на 67 году».

Калустов Григорий Аветович числится студентом Московского Университета: Студент с 1821. Утвержден действительным студентом в 1824.

Там же похоронена Киваленская Мелания Григорьевна, рождённая Савразова, †12 августа 1860 года, на 87 году. (Церковь Воскресения Христова). (1773 – 1860), сестра Сусанны Григорьевны.

Рядом – могилы Лазаревых. 

В 1791 указом Екатерины II главе армянской общины И. Л. Лазареву было разрешено возвести по проекту Ю. М. Фельтена на участке, рядом со Смоленским лютеранским кладбищем, «для погребения умирающих армян небольшую каменную церковь» вместе с богадельней. Эта церковь была задумана Лазаревым как семейная усыпальница.
Вскоре была сооружена часовня, где первым был похоронен сын Лазарева – 24-летний Артемий, адъютант кн. Г. А. Потемкина-Таврического, погибший в начале 1791 на русско-турецкой войне, а затем и сам И. Л. Лазарев, скончавшийся осенью 1801 года. В часовне было поставлено великолепное двойное надгробие, исполненное в 1802 акад. И. П. Мартосом.

Т.е. можно сделать вывод, что дети Сусанны Григорьевны Лазаревой, как и сама Сусанна Григорьевна, которая осталась в 8 лет без отца, могли быть взяты на попечение в семью Лазарева.

Сусанна Григорьевна Калустова отмечена и в саратовских исследованиях: в 1791 г. в Саратовской губернии дворянкой Сусанной Григорьевной Калустовой было куплено имение в 307 душ.

 

Отец:

Ходжеминасов Григорий Сафразович (Сафрас Григорий, Григорий Сафразович, Саврас Григорий) (— 1778)

Летом 1767 года в персидский порт Энзели с грузом русского свекловичного сахара приплыл коммерсант Григорий Сафрас, армянин родом из Джульфы (Персия). В том же порту стояли три английских судна, груженные тростниковым сахаром. Сбив цену, Сафрас скупил у англичан весь сахар по 6 туманов за центнер, а затем продал его по 11 туманов, изрядно разбогатев на этой ловкой спекуляции.
 
Первоначально Сафрас собирался накупить в Персии знаменитых хорасанских ковров, а в России их выгодно продать, но вместо ковров он приобрел у шаха, нуждавшегося в средствах для борьбы с повстанцами-курдами, крупный индийский алмаз, истратив на него все вырученные за сахар деньги. Опасаясь нападения пиратов, Сафрас тайком увез алмаз в Амстердам, где положил его на сохранение в банковский сейф. Там он пролежал более 10 лет — до самой смерти Сафраса в 1778 году (отсюда — второе название камня: «Амстердамский алмаз», или «Амстердам»).

В завещании Г. Сафраса, составленном в 1771 году, он назначил своими душеприказчиками племянников первой жены: братьев Иоганна и Якима Агазаровичей Лазаревых (первый из них — придворный банкир и ювелир Екатерины II — более известен как Иван Лазаревич Лазарев). В завещании содержалась просьба к ним, чтобы они «…октября 1-го 1767 года в амстердамский банк им для сохранения за тремя печатями на красном воску положенный пакет, камень алмаз весом в 779 гранов голландских находится, обратно требовали…»

После смерти Г. Сафраса его зять, астраханский мещанин Гилянчев, ходатайствуя о наследстве для своей жены — дочери Сафраса, подал в 1778 году заявление губернатору И. В. Якобию, где указал: «…мой тесть Григорий Сафрас, армянин, родом жульфинец, купил редкую в свете вещь: алмазный камень дорогой цены, который вывезен им в Россию и продан за 400000 рублей».

В действительности же дело обстояло несколько иначе. Об этом мы знаем из прошения И. Л. Лазарева, поданного в правительство 1 сентября 1779 года по поводу раздела имущества между наследниками Сафраса: «В 1772 году октября 20-го, Григорий Сафрас своего одного сто девяносто пяти каратного алмаза половинную долю, продал мне за 125000 рублей… чтоб мне стараться на общий счет продать и за расходом, что в выручке будет, равною половиной нам разделить, как в 1774 году означенный один алмаз и продан от меня светлейшему князю Орлову, в семилетние сроки, за 400000 рублей). И до продажи камня и в течение пятилетнего времени на счет старания о продаже оного камня расходу издержано было 11800 рублей». Из этого документа следует, что продал алмаз не Сафрас, а Лазарев, очевидно, изъявший камень из банка в Амстердаме и перевезший его в Россию; притом камень был продан в рассрочку на 7 лет, да и Сафрасу из вырученных денег причиталось не так уж много — всего тысяч 60—65, за вычетом суммы, полученной им ранее (125 тысяч), а также издержек Лазарева (около 12 тысяч). Но как бы то ни было, алмаз прошел через руки И. Л. Лазарева и был приобретен графом Г. Г. Орловым, фаворитом Екатерины II.

Бриллиант весом в 194,75 карата, получивший название «Орлов», был вмонтирован в державный скипетр российских монархов, который ныне хранится в Алмазном фонде Московского кремля и входит в число семи исторических камней, или семи чудес Алмазного фонда нашей страны.

 

Ходатайство графа Н. Панина у Ираклия II о пропуске армянского купца Агамалова в Россию 5 февраля 1774 г.: «Светлейший царь, мой почтенный приятель! Находится в области Вашей светлости армянской купец по имяни Тархан Атамалой, жившей прежде в восточной Индии, а пред несколькими годами в Тифлис ‘Приехавшей, с таким намерением, чтоб, пользуясь покровительством Вашей светлости со временем и когда обстоятельства его потребуют, иметь всю удобость переселиться в Россию. Он  — племянник живущаго в Астрахани купца армянскаго ж Григорья Сафразова, человека не только всем двором е. и. в. знаемаго, но и самою монархинею.  Теперь общая сих обоих купцов нужда убеждает их желать и действительно искать быть вместе, почему зависит только от Вашего, светлейший царь, дозволения, даемаго к выезду из Вашего владения остающемуся по ныне в Тифлисе упомянутому выше сего Тархану Агамалову, чтоб нашлись они оба в состоянии прнвесть свои общия по торговле дела в полезное и прочное установление.»

Журнал «Русский архив» пишет в 1866 году:

Известно, что третий в мире по необыкновенной величине своей (194 3/4 карата) алмаз, составляющий одно из чудес минеральнаго царства и служащий украшением Российско-императорскаго скипетра, был поднесен императрице Екатерине любимцем ея, князем Григорием Григорьевичем Орловым, и что князь Орлов приобрел этот алмаз покупкою от тогдашняго придворнаго банкира (впоследствии действ. статск. сов. и комодора) Ивана Лазаревича Лазарева. Необычайность такой драгоценности, находившейся сначала в собственности частнаго лица и, может, самыя обстоятельства, при которых она была поднесена императрице Екатерине, подали повод к фантастическим выдумкам и породили много слухов и преданий о том, как достался знаменитый алмаз г. Лазареву. Одни утверждают, будто алмаз выкраден из казнохранилища Надир-шаха; другие, будто он приобретен Лазаревым за безценок от какого то незнавшаго ему цены человека; третие будто какой то Кавказский житель, по поручению Лазарева, врезал драгоценную вещь себе в ногу и в таком виде перенес ее из Индии чрез Кавказския горы и доставил в Петербург и пр. По всюду в России разнеслась молва, что Лазаревы, столь известные своею просвещенною благотворительностью, составили себе состояние чрез продажу необыкновеннаго алмаза. Подлинныя, современныя бумаги, обязательно доставленныя нам профессором Н.О. Эминым, разъясняют дело. Извлекаем из этих бумаг нижеследующия показания о драгоценном алмазе.

Подлинное доношение астраханскаго мещанина Гилянчева тамошнему губернатору И. В. Якобию, 1778 года, свидетельствует, что тесть его Гилянчева армянин Григорий Сафраз, родом Жулфинец (в Индии), переехавший в Россию из Голландии, купил „редкую в свете вещь, алмазный камень дорогой цены», который вывезен им в Россию и продан за 400 т. рублей. Сафраз считался астраханским купцом и состоял на дворянском праве. Иван и Аким Лазаревы суть родные племянники его первой жены Сафаровой.

Из завещания этого Сафраза 1771 г., написаннаго в Петербурге, перед поездкою в Голландию, видно, что «Иоган Агазар, а по здешнему наречию Иван Лазарев» был ювелир высочайшаго двора. Его и брата его Якима Сафраз назначает своими душеприкащиками, и просит, дабы «один из них или вообще оба, октября 1 дня 1767 года в амстердамской банк мною для сохранения за тремя печатми на красному воску положенной пакет, в котором Ост-Индианскаго мину камень алмаз, весом в семьсот семьдесят девять гранов галанских, находится….. обратно требовали.»

«В 1772 года окт. 20 дня Григорий Сафраз своего одного сто девяносто пяти кратнаго алмаза половинную часть продал мне за сто двадцать пять тысяч рублев, и оной камень со стороны своей особою письменною доверенностию оставлен был от него у меня, чтоб мне стараться на общей счет продать и за расходом что в выручке будет, ровною половиною нам разделить, как то в 1774 году означенной один алмаз и продан от меня светлейшему князю Орлову, в семилетние сроки, за четыреста тысяч рублев. И до продажи камня и в течении пятилетняго времени на счет старания о продаже онаго камня расходу издержано было одинадцать тысяч восемьсот рублев». Это писал И. Л. Лазарев в С. Петербурге 1779 г. Сент. 1-го, в одном из своих прошений нашему правительству, по поводу раздела между наследниками Сафраза.

В начале карьеры на паях со своим родным дядей, бароном Григорием Сафразом (Ходжеминасовым), Иван Лазарев участвовал в руководстве крупной торговой компанией по реализации драгоценных камней в известных домах Европы.

В книге знаменитых домах Петербурга (семья Лазаревых оставалась собственниками здания на Невском до самой революции) написано:

Первым Лазаревым в России был персидский армянин из города Новая Джульфа Лазарь Назарович Лазарян, обосновавшийся в Москве в середине XVIII в. Успешный купец, Лазарян занимался разными делами, но прославился торговлей драгоценностями, благо связи на Востоке позволяли вести успешную торговлю дорогим и красивым товаром. Его сын Ованес (Иван) родился в 1735 г. еще в Персии, переехал с отцом в Россию, а повзрослев, решил начать собственное дело, отправившись на берега Невы, в столицу, с небольшой, но достаточной для нового предприятия суммой. Поселился молодой торговец у сестры отца, вышедшей замуж за Григория Сафразовича Ходжеминасова, который, ко всему прочему, всячески помогал торговому предприятию Ивана, особенно первое время.

 

Другая версия того, как алмаз попал в Европу, была изложена известным путешественником, натуралистом, академиком Петером-Симоном Паласом. В 1801 году в Лейпциге вышла его книга «Наблюдения, сделанные во время путешествия по южным наместничествам Российского государства в 1793–1794 годах».

«Во время моего жительства в Астрахани, — написал Палас, — я познакомился с наследниками Григория Сафраса, армянина, кто продал известный большой алмаз, который ныне установлен в российском императорском скипетре. История этого алмаза столь выделяется среди таковых самой первой воды, что может, вероятно, доставить развлечение моим читателям, поскольку я таким образом смогу опровергнуть множество ложных сведений, распространенных на сей предмет».

По словам наследников купца Сафраса, дело происходило так. Изначально алмаз находился в сокровищнице Надир-шаха (именно с ним связывают историю «Кух-и-Нура» — то есть и здесь прямая связь), властителя Иранской империи, простирающейся от гор Кавказа до реки Инд. Как известно, после его убийства казна и драгоценности были разграблены. В то время Сафрас, уже признанный торговец-миллионщик, проживал с братьями в Басре. Там к ним и явился неизвестный афганский военачальник, предложивший купить у него прекрасные драгоценные камни из сокровищницы Надир-шаха.

Сафрас увидел огромные и чистейшие рубины, изумруды, сапфиры, бриллианты. Его внимание привлек чудеснейший обработанный алмаз невероятной величины. Но откуда эти драгоценности, неужели краденые?! Купец был не просто удивлен таким предложением, но напуган. Мало ли что… Вдруг сокровища начнут искать, мстить ворам и выйдут на покупателя?

Купец попросил время подумать. Но видно, афганец понял опасливое отношение торговца и больше не появился. Сафрас начал искать продавца, да все без толку. Уже много лет спустя он вдруг увидел несколько пропавших камней у торговцев Багдада. Начал расспрашивать и о «большом алмазе» — и нашел!

Радость Сафраса была безграничной. Но на выкуп требовались огромнейшие деньги. Пришлось всем братьям Сафрасам сложиться и выкупить драгоценность совместно. Но ее нужно было где-то хранить! Тогда Григорий Сафрас через всю Европу отправился тайно в легендарный город алмазов — Амстердам. Там он положил сокровище в особый сейф и начал предлагать самым именитым покупателям, включая монаршие дома. Камень он назвал «Амстердамом», под этим именем он и фигурировал в бумагах.

Первыми откликнулись представители английской монархии. С большой осторожностью Сафрас лично съездил в Лондон и показал камень. Но, узнав цену, англичане отказались от покупки. Теперь все надежды Сафрас возложил на Российский дом, представитель которого, министр граф Панин, предложил привезти алмаз в Санкт-Петербург. Там у Сафраса были добрые знакомые — придворные ювелиры Лазаревы. Они и поспособствовали его приезду в Россию.

Но вот незадача — условия, которые Сафрас назначил за покупку камня и цена сокровища, поставили графа Панина в тупик. Сафрас затребовал за камень пол миллиона, пожизненное дворянство для себя и братьев и ежегодную пожизненную пенсию по 6 тысяч рублей каждому. Таких условий Панин просто не имел возможности выполнить! Так что от покупки пришлось отказаться. Единственное, что министр сумел сделать для незадачливого продавца, — разрешил ему беспошлинно жить в Астрахани. Там-то путешественник Палас, позже написавший свою книгу, и нашел родственников Сафраса. Самого Григория уже не было в живых.

Последующие исследования кое-что еще уточнили об алмазе «Амстердам», будущем «Орлове». Действительно, Григорий Сафрас привез алмаз в Амстердам и предлагал англичанам. Но изначально он мечтал продать алмаз именно в Россию, ибо там жил отец его любимой жены — астраханский купец Гилянчев. Как раз он и написал астраханскому губернатору И. Якобию, что его зять сумел купить сокровище Надир-шаха — «редкую в свете вещь, алмазный камень дорогущей цены». Губернатор отписал Панину, тот вызвал придворного ювелира Ивана Лазарева и его помощника — брата Якова. Они по национальности тоже были армянами (Лазарянами) и приходились через жен родственниками… и Гилянчеву, и Сафрасу. Словом, как ни крути — продажа алмаза в Россию стала семейным бизнесом.

Когда Лазаревы прибыли в Амстердам, Сафрас внезапно заболел. В октябре 1772 года он завещал Ивану Лазареву и своему брату Акиму Сафрасу забрать «древнеиндийский алмазный камень» из амстердамского банка, о чем и составили соответствующий договор. Когда же Иван и Аким получили алмаз, они заплатили половину его стоимости (125 тысяч рублей) больному Сафрасу, а сам камень Иван Лазарев повез в Россию на продажу. Отсюда и новое название, появившееся в бумагах, — алмаз «Лазарев» или «Лазаревский». Именно у Лазарева его и купил Григорий Орлов, видевший камень еще в Амстердаме. Уж Орлов-то знал, что Екатерина II мечтала получить это сокровище, да граф Панин несколько лет назад не сумел договориться с Сафрасом. Так что Орлов покупал не просто подарок императрице — он исполнял ее мечту. Ясно, что за такое он рассчитывал на благоволение — и точно не прогадал!

______________________________

Литература:

  1. Ларюшкин О.В. Лица иноэтничного происхождения среди московских горожан в 1719 – 1811 гг.: от интеграции к ассимиляции. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наук. М., 2014
  2. ГАВО , И-29 Воронежское дворянское депутатское собрание. Личные дела о правах на дворянское достоинство. оп.128 // Личное дело о правах на дворянское достоинство. Калустов Авет Калустович. 22 июля 1813 г. — 22 июля 1813 г.
  3. Кладбища Санкт-Петербурга и окрестностей на 1913 год. В. Саитов «Петербургский Некрополь», составленный мною по поручению Его Императорского Высочества Великого Князя Николая Михайловича, представляет собою словарь лиц, живших в XVII—XX столетиях и погребенных на православных и иноверческих кладбищах Петербурга с некоторыми его окрестностями, а также в отдельных церквах.  Смоленское армянское, с церковью Воскресения Христова, основанною в 1780 году действительным статским советником Иваном Лазаревичем Лазаревым, что видно из надписи на стене церкви. Описано в 1910 году.
  4. В.И. Саитов, Б.Л. Модзалевский. «Московский некрополь» — М. 1907.
  5. Юрий Пирютко. Исторические кладбища Санкт-Петербурга.
  6. Феофанов А. М. Студенты Московского университета второй половины XVIII – первой четверти XIX века. — М.: Изд-во ПСТГУ, 2011.
  7. О большом императорском алмазе // Русский архив, 1866. – Вып. 4. – СПб. 644-646.
  8. А.Ю. Послыхалин, Е.Е. Чернова. Подмосковная усадьба Фряново. (Историко-архитектурный комплекс). «Русская усадьба». Сборник Общества изучения русской усадьбы. Вып. 15(31). М.: «Улей», 2009. С. 331-385. Интернет-публикация. Исправлено и дополнено авторами.
  9. Андрей Гусаров. Знаменитые петербургские дома. Адреса, история и обитатели. 
  10. Некрополь церкви Св. Воскресения Христова на Армянском Смоленском кладбище.


Трекбэк с Вашего сайта.

Оставить комментарий

© Благотворительный Фонд обеспечения правовой сохранности, восстановления, содержания, изучения и развития историко-культурного наследия и градостроительной среды Достопримечательного места «Хитровка».

Все опубликованные материалы являются интеллектуальной собственностью Благотворительного Фонда «Хитровка» и защищены законом. Любое копирование, воспроизведение или цитирование (полное или частичное) разрешается
только с письменного согласия правообладателя. При использовании материалов сайта другими электронными СМИ, в социальных сетях прямая активная ссылка на источник копирования и упоминание Благотворительного Фонда
«Хитровка» ОБЯЗАТЕЛЬНЫ.

Любое копирование статей c сайта hitrovka-fond.ru означает безусловное принятие всех пунктов данной оферты и обсуждению не подлежит. Вопросы соблюдения авторских прав, платное или бесплатное копирование
материалов обсуждаются с администрацией Благотворительного Фонда «Хитровка» в письменной форме по e-mail: fond.hitrovka@gmail.com